Биография Сталина

 
 

Биография Сталина




Сталин И.В. биография (ИСТОРИЯ)


Его боготворили и его ненавидели, но он сдела, то, что мало кому удавалось!
И.В. Сталин родился 9 декабря (по григорианскому календарю 21 декабря) 1879 г. Родители по-разному представляли себе судьбу сына. В 1888г. мать записала его в местное духовное училище. Но вскоре Виссарион забрал его оттуда, так как хотел, чтобы сын стал тоже сапожником. Но все-таки вскоре мать его опять вернула в училище. В 1890 г. умер отец.





Мать работала прачкой в богатых семьях. Эта женщина прожила долгую жизнь. Она увидела, как ее сын стал руководителем гигантской страны. Сама она вела скромную, простую жизнь в Грузии. По просьбе сына она на короткое время переселилась в Кремль, но вскоре вернулась обратно домой. Там она и умерла в 1937 году.



В духовном училище Джугашвили считался одним из лучших учеников. Он выделялся природным умом и хорошей памятью. В июне 1894 года, по окончании училища был отмечен как лучший ученик, и по советам учителей в сентябре 1894 года поступил в Тифлисскую православную духовную семинарию. В эти годы он был слушателем семинарии, получавший стипендию. Семинаристы жили по жесткому расписанию, инспектора поддерживали жесткую дисциплину. Упрямый по характеру он часто спорил с товарищами по общественным и научным проблемам.



Первое знакомство с марксизмом относится к 1897 году. По настоянию своих знакомых Саши Цулукидзе и Ладо Кецховели он начинает внимательно знакомиться с социалистической и марксистской литературой. Крутым поворотом на пути революционного становления молодого Джугашвили явился август 1898 года. Тогда он стал членом социал-демократической организации под названием «Месаме Даси». В то время он еще только учился писать практические работы. Весной 1899 года все чаще молодой Джугашвили вступал в конфликты с дирекцией семинарии. После того как он получил сразу несколько замечаний по поводу неявки на экзамен и нарушения режима, его исключили из семинарии. Потом он остался без работы и на короткое время вернулся домой в Гори. В конце года 28 декабря он получил работу и служебную квартиру в Тифлисской физической обсерватории. Имея работу для прикрытия, он посвятил себя нелегальной деятельности. Участвовал в организации революционных выступлений.
В 1900 году в Тифлис прибыл В.К. Курнатовский – представитель редакции «Искры», которую редактировал Ленин, и познакомился с руководителем демонстрации. Это был первый контакт Джугашвили с революционными силами за пределами Закавказья.



Весной 1901 года тифлисские социал-демократы готовились к празднованию 1 мая. Охрана арестовала многих революционеров. Добрались и до Джугашвили. Сделали обыск в его квартире. Пришлось ему перейти на нелегальное положение. В течение 16 лет он жил под различными фамилиями, скрываясь от полиции.



В ноябре 1901 года Джугашвили становится членом тифлисского комитета РСДРП. Но многие товарищи были недовольны его грубостью и манерой поведения. Именно тогда он взял себе псевдоним – Коба из романа Александра Казбеш «Отцеубийца». В романе Коба неподкупен, крепок духом, неустрашим. В 1902-1903 гг. Коба шесть раз подвергался арестам, сочинял прокламации, отсидел год в тюрьме. Шесть раз он был сослан в Сибирь и столько же раз ему удавалось бежать.
На II съезде РСДРП наметился раскол партии на меньшевиков и большевиков. Большевистские принципы построения партии полностью соответствовали характеру Кобы. Он относился к тому типу профессиональных революционеров, для которых ленинское понимание построения партии имело решающее значение. Однако в годы подполья стало явным расхождение взглядов Ленина и Кобы. По мнению Ленина, партия должна быть авангардом масс. Коба же определенным образом абсолютизировал организацию. Он склонялся к тому, что закрытая организация испытанных борцов стоит больше, чем стихийные движения масс.



Меньшевик Арсенидзе в воспоминаниях о Кобе этого периода характеризовал у него полное отсутствие человеческих мотивов революционера. Отсюда и вытекало его отношение к людям как к вещам, а к вещам он подходил исключительно на основе чистой целесообразности. Не чувствовался в нем характерный для революционера внутренний огонь, не было видно душевной теплоты. Выражался он грубо, а в речи чувствовалась сила и настойчивость. В этот период своей деятельности Коба пишет листовки, брошюры, принимает участие в заседании конференции 1905 года, где впервые встретился с Лениным.
О своих впечатлениях он позднее писал: «Я надеялся увидеть горного орла нашей партии, великого человека, великого не только политически, но и физически… Каково же было мое разочарование, когда я увидел самого обыкновенного человека, ниже среднего роста, ничем не отличающегося от обыкновенных смертных».



Коба, будучи типичным представителем российских комитетчиков, обходился, в отличие от Ленина, без непосредственных связей с международным рабочим движением. Его опыт формировался в условиях царского самодержавия. Это воспитывало в нем сочувствие к кадрам, работавшим внутри страны, вызывало симпатию к образу мышления практических организаторов, и порождало недоверие к эмигрантам.
О Сталине говорят, что теория не была его сильной стороной. Когда он познакомился с марксизмом, то его привлекла ориентированность на политическую практику. Марксизм был для Сталина единым учением, которое дает веру в ликвидацию социального неравенства и указывает практике путь, ведущий к этому.



В 1909-1910 годах он опубликовал ряд статей «Партийный кризис и его задачи», «Письма с Кавказа», «Наши цели», «Наказ петербургских рабочих своему рабочему депутату». В эти годы он активно работает в VI (Пражской) Всероссийской конференции РСДРП, побывал в Москве, в Кракове, в Вене. В Вене он познакомился с Троцким, Н.И. Бухариным.
В 1914 году он написал статью «марксизм и национальный вопрос». Ленин с одобрением оценил эту работу. Интересы классовой борьбы требовали объединения пролетариата каждой нации в централизованную партию. И 10 лет спустя именно по этому вопросу между Лениным и Сталиным вспыхнул самый значительный политический конфликт.
У Сталина почти не было друзей. Он всю свою жизнь подчинил требованиям нелегальной борьбы. Когда он находился в ссылке, жил подчеркнуто замкнуто, ни с кем особо не общаясь. Он обладал выдающейся способностью молчать, в то время, когда все слишком много говорили. В своих ссылках он мало общался с товарищами по партии. Свердлов, живший с ним в ссылке, писал о нем как о большом индивидуалисте. «В условиях тюрьмы человек перед вами обнажается, проявляется во всех своих мелочах. С товарищем Сталиным мы теперь на разных квартирах, редко и видимся».
Джугашвили был неизменно горд, замыкался в себе со своими мыслями и планами. По отношению к Свердлову вел себя заносчиво и отклонил предложенное тем примирение.



Массы все больше поворачивались к большевикам, стремившимся с весны 1917 года к переходу от буржуазно-демократической революции к революции пролетарской. К моменту выхода из подполья в большевистской партии насчитывалось 24 тысячи членов.
Сталин и Каменев, приехавшие из ссылки, возглавили газету «Правда». Статья «О войне» вызвала всеобщее недоумение в партийных кругах. Умеренный тон статья вызвал негодование среди петроградских рабочих. Они потребовали исключение Сталина и Каменева из партии. В этот период Сталин не мог дать четкой последовательной программы действий. Возвращение Ленина на родину изменило соотношение сил в партии. Апрельские тезисы Ленина отвечали сокровенным мечтам масс. Сталин быстро, без колебаний, присоединился к новой линии. Это видно по его статьям и выступлениям после VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б). Сталин, несмотря на свои заблуждения в прошлом, стремления к соглашательству, сравнительно небольшую известность в широких кругах партии, на Апрельской конференции, был избран в состав ЦК. В ходе конференции он выступил с докладом по национальному вопросу. Его роль в течение 1917 года ни в коем случае не была второстепенной. В вопросах тактики он допускал колебания. Но как типичный организатор он несколько раз в течение лета испытывал трудности.



В июле, в период обостренной политической обстановки, когда партия почти готова была выдвинуть лозунг вооруженного выступления, его опять охватили сомнения. Сначала он выступил за восстание, затем изменил свою точку зрения, а позже уже отрицал, что вообще когда-то думал о вооруженном выступлении.
В период подготовки Октябрьского вооруженного восстания во взглядах Сталина можно проследить характерную двойственность Его каждодневные политические маневры, тактические шаги преследовали цель добиться равновесия и примирения взглядов в ходе дискуссий. Он хотел этого достичь любой ценой, даже тогда, когда наступило время неотложных, решительных действий. В подобном духе в качестве одного из редакторов центрального партийного органа газеты «Рабочий путь» он подвергал цензуре статьи Ленина, которые считал недопустимо острыми по тону, даже воспрепятствовал публикации некоторых писем. Сталин редко выступал перед широкой публикой. Сильный грузинский акцент и неторопливые, медлительные жесты делали из него плохого оратора. Однако в качестве «газетного оратора» он был действительно эффективен. Точно не известно, где провел судьбоносный день 25 октября Сталин, который в то время проживал на квартире своего будущего тестя Сергея Аллилуева. Его имя не упоминается среди руководителей восстания.



Деятельность Сталина в годы гражданской войны представляет возможность раскрыть особенности стиля его работы, получившего позднее всеобщее распространение.
Сталин был назначен руководителем продовольственного дела на юге. С чрезвычайными полномочиями, которые он сам себе присвоил, им был арестован почти весь штаб Северо-кавказского округа. Неясность своих функций и своего положения позволили Сталину и дальше вмешиваться в военные решения. Время, проведенное на фронтах гражданской войны, вооружило Сталина опытом, который он использовал позднее. За два года он побывал на всех важнейших фронтах, посетил почти все районы страны. В критические моменты другие члены политбюро также выезжали на фронт, однако никто из них лично не знал такого количества местных партийных и советских руководителей, как Сталин.



В первом советском правительстве, образованном после победы Октябрьской революции, Сталин занял пост наркома по делам национальностей. Он активно участвует в административном устройстве окраинных районов. Его стремление к централизации и нетерпимость нередко служили источником конфликтов с руководителями вновь образованной Украинской Советской Республики. Отдельные руководители Компартии Грузии возражали против сталинского предложения о вступлении в РСФСР. В связи с так называемым «грузинским делом» Ленин отнюдь не скрывал своей критики в адрес Сталина. В то же время Сталин постарался представить себя последователем Ленина в этом вопросе. К I съезду Советов РСФСР он подготовил тезисы «Национальные моменты в партийном и государственном строительстве». В ходе обсуждения вопроса о местном национализме стали видны слабость сталинской аргументации и всей его линии.



«Товарищ Сталин, - диктовал Ленин декабре 1922 года, - сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью…»1. Во время пребывания Сталина на посту Генерального Секретаря ЦК Ленин выражал серьезное недовольство и по другим вопросам. Проблемы внешне были связаны с тем, что Сталин относился к людям как к пешкам. Когда Ленин заболел, Сталин стремился создать такую обстановку, в которой Ленин был практически отрезан от информации, изолирован от жизни в партии и необходимой для него работы. Сталин так ревностно пытался осуществлять контроль, что даже начал распространять его на отношения Крупской и Ленина. В декабре 1922 года он грубейшим образом он обидел Крупскую. 23 декабря она обратилась за помощью к членам Политбюро – Каменеву и Зиновьеву. Ленин узнал об этом инциденте только в первые дни марта 1923 года. Тогда он поставил вопрос о разрыве своих отношений со Сталиным, если тот не возьмет свои слова обратно и не извинится перед Крупской. Большинство старых большевиков не страшились тогда власти Генсека. Об этом свидетельствует то факт, что Сталину неоднократно на многих форумах приходилось обливать потоками брани своих товарищей по партии, которые не хотели и не умели преклонять перед ним свои головы. Раскол партии оказался неизбежным осенью 1923 года в связи с появлением «левой» оппозиции. Это группа не принимала сталинское руководство партией, и в тот момент, когда она начала оформляться в оппозицию, Троцкий стал во главе ее. Сталин в борьбе с Троцким мог опираться на двух самых авторитетных большевистских руководителей – Зиновьева и Каменева. Они рассчитывали, что Коба, имеющий узкий теоретический кругозор, не представляет собой настоящего соперника для них. Троцкий им казался более сильным противником, поскольку как теоретик, военный и политический руководитель он считался весьма популярным вождем партии. Напротив, Сталина даже в начале 20-х годов знали сравнительно мало. Зиновьев и Каменев оставили практически без внимания пожелания Ленина о перемещении Сталина. Троцкий в этом вопросе тоже не проявил дальновидности. Вожди-интеллектуалы пришли к компромиссу, оставив Сталина на посту Генсека.



Они полагали, что такое решение принесет наименьшее зло. Последствия этого проявились только через несколько лет. В это время партия только начинала знакомиться со сталинской тактикой постепенных шагов. Ошибки оппозиции прежде всего состояли в том, что ее лидеры прелись за событиями. Из-за своих личных амбиций они не сразу поняли опасность усиления ведущей роли Сталина и вытекающие отсюда непоправимые последствия. В борьбе с оппозицией Сталин еще использовал сравнительно тонкие методы. «Оппозиция рвется к власти» - эта мысль проскальзывала в речи Сталина. Он обнародовал закрытое решение 1921 года о запрещении фракций, что было равнозначно требованию об организационной ликвидации оппозиций.
После смерти Ленина в 1924 году началась решительная кампания борьбы с троцкизмом. В 1924 году еще никто не знал, что может сделать с аппаратом Сталин. Но он уже утверждал, что он – человек, выступающий за единство партии, а тот, кто выступает против него, противопоставляет себя единству партии.
Ленин умер вскоре после XIII партийной конференции. Сталин сразу же овладел обстановкой, он явился главным организатором похорон. Он уже выступал как главный преемник вождя. Однозначной заявкой на это явилось его выступления, посвященной памяти Ленина на II Всесоюзном съезде советов. Сталин, произнося священную клятву, прощался от имени партии, рабочего класса с Лениным, не оставляя ни у кого сомнения в том, что сейчас Ленин и партия равнозначны Сталину. Это послание в значительной степени было адресовано оппозиции. Сталин сделал все, чтобы верные ему партийные работники попали на важные должности в аппарате вместо старых большевиков-интеллигентов. В пользу Сталина изменился не только персональный состав власти, не только усилилась бюрократическая диктатура внутри партии, но и ожило проявление антисемитизма. Но позднее, в 30-е годы, перед широкой общественностью он представлял себя защитником евреев.



На идеологическом фронте Сталин разгромил оппозицию. И, совершив это, он ринулся осуществлять «большой скачок» в социализм. В своих решениях он всегда прежде всего руководствовался политической целесообразностью. В поисках средств выполнения задачи он думал только о технике дела. Его не сдерживали моральные соображения, не занимали такие вопросы, как человеческие жертвы. В то время он часто употреблял русскую пословицу «Лес рубят, щепки летят». Сталин решил ликвидировать кулачество. Эту задачу он не ограничивал только экономическим и политическим уничтожением, хотя под влиянием протестов против огромных жертв ему пришлось на некоторое время объявить отступление. Неподготовленность и прогматизм привели к чрезвычайным потерям, которые нельзя было оправдать необходимостью перелома. В результате резкого поворота руля, осуществленного Сталиным и стоящей за ним группой руководителей, несомненно, произошли большие перемены и обострилось множество противоречий. Неподготовленность коллективизации заранее предполагала ее проведение по типу военной акции. В ноябре 1927 года Сталин еще говорил о том, что коллективизация в сельском хозяйстве будет осуществляться постепенно, мерами экономического, финансового и культурно-политического порядка, он даже не намекал, что может пойти по пути принуждения. Тем самым он ввел в заблуждение слои беднейшего крестьянства и работников аппарата, которые составляли базу коллективизации. Органической частью сталинской политики является соответствующая дозировка намеченных целей и поэтапное их осуществление. Бухарин называл его «гениальным дозировщиком». Ускорение коллективизации привело к разорению самого сельского хозяйства. Методы раскулачивания вызывали глубокое недовольство, породили страх и среди промышленных рабочих.



Богатые крестьяне довольно часто формировали вооруженные отряды, выступая против властей. Подлинную черту перекосов и крайностей, допущенных в то время, можно найти в образе мышления Сталина, изучив его побудительные мотивы. Характерной чертой политической линии Сталина было частое и сознательное противоречие между делами и речами. Так, в период коллективизации в статье «Головокружение от успехов», опубликованной в «Правде» от 2 марта 1930 года, он отмежевался от «левых» загибов, от «искривлений» в ходе коллективизации, для того, чтобы затем вновь перейти в наступление. Внизу все эти потрясения и чистки вызывали взрывы эмоций и даже стимулировали преданных коммунистов на борьбу с новыми трудностями. Сталин мыслил не категориями перспектив социализма, его интересовал исключительно настоящий момент, условия существования политической власти, вопросы создания «сильного государства». Сталин был политиком сохранения государства и власти. Он ставил знак равенства между интересами сохранения Советского Союза и интересами укрепления своей собственной власти. Это интересы он, может быть и не осознавая до конца, часто менял местами. Его типичным ответом на кризисную обстановку было отступление.
1932 год в истории Советского Союза выдался не из лучших. Природа усугубила положение в сельском хозяйстве засухой. Крестьяне стали забивать скот. Сталин выжидал для того, чтобы возложить ответственность за возникшие трудности на подходящего козла отпущения, а самому остаться обладателем философского камня мудрости и спасителем. Главную вину он возложил на административный аппарат, работающий в деревне. Сталин оценил нежизнеспособные ростки социализма, как коммуны. Но именно они являли собой экспериментальную модель, имевшую целью создание настоящих форм хозяйствования на основе добровольности и самоуправления.



1931-33 годы представляли собой своеобразный переходный период в развитии Советского Союза, в строительстве политического режима нового типа, который создавал Сталин. Общество раздиралось вихрями коллективизации и индустриализации. Бывшие оппозиционеры были разгромлены. Что касается отношения к политическому руководству, то стали проявляться другие настроения. Вновь усилились голоса, требующие ухода Сталина. Уже в 1930 году оппозиционная группа С.И. Сырцова и В.В. Ломинадзе высказалась за смещение Генерального секретаря. Спустя два года аналогичное требование выдвинула группа М.Н. Рютина, А.П. Смирнова, Н.Б. Эйсмонта, М.Г. Толмачева. Эти годы были напряженными для Сталина с точки зрения создания его личной диктатуры. Кризисную обстановку для Сталина усилило то, что в ноябре 1932 года его вторая жена Надежда Аллилуева покончила с собой, оставив сиротами двоих детей. XVII съезд ВКП(б), проходивший в 1934 году, получил название «съезд победителей». Он был демонстрацией большого единства, но обстановка внутри высшего партийного руководства была по-прежнему напряженной. Впоследствии этот съезд назвали съездом репрессированных. На нем собирались выбрать Генсеком Кирова. Сталин этого не забыл. Сталин к Кирову вначале относился неплохо, затем делал попытки «приручить» его, а 1 декабря 1934 года он был убит выстрелом в спину. Киров привлек внимание партийных руководителей, недовольных сталинскими методами руководства. Это привело к тому, что его стали рассматривать как возможную альтернативу Сталину. После убийства Кирова началась подготовка к организации больших процессов, проводилось расширение сети исправительно-трудовых лагерей, осуществлялись массовые высылки. Все это проходил не без одобрения Сталина. Хотя Сталин пытался оправдать политику массового террора выдвинутым им тезисом обострения классовой борьбы по мере строительства социализма, это ни коим образом не уменьшает его личной ответственности. Первый большой процесс был сфабрикован по делу бывших руководителей «ленинградской оппозиции» - Зиновьева и Каменева. Согласно обвинению зиновьевцы несли моральную ответственность за убийство Кирова. Однако обвинительное заключение содержало и такие невероятные положения, как стремление обвиняемых к реставрации капитализма, разжигание террористических настроений.



Затем было распущено Общество старых большевиков. Второй процесс проходил 23-30 января 1937 года о «параллельном антисоветском троцкистском центре». На скамье подсудимых оказалось 17 человек (Радек, Пятаков, Сокольников, Серебряков и др.). Им инкриминировались такие преступления, как подготовка террористических акций, актов саботажа, поджогов, взрывов, крушения поездов. Им было предъявлено обвинение в шпионаже в пользу Германии и Японии. Бухарина и Рыкова арестовали после заседания пленума ЦК Согласно обвинению, подсудимые организовали заговорщицкую группу под названием «правотроцкистский блок», целью которой было свержение существующего строя. К моменту завершения крупных судебных процессов старые противники Сталина или его бывшие союзники были все уничтожены или томились в лагерях. Масштабы репрессий были поразительны. Рой Медведев считает, что с учетом даже «запрещенных» Сталиным итогов переписи населения 1937 года чистки по политическим мотивам в 1936-39 годах затронули 4-5 миллионов человек, приблизительно 10 процентов из них было расстреляно. Если же говорить об общем числе репрессированных за весь период правления Сталина, контингент Гулага (Главного управления лагерей НКВД) насчитывал 12-13 миллионов человек. 80 процентов делегатов XVII съезда ВКП(б)были репрессированы. В то же время сформировался механизм комплекса явлений, позднее названного «культ личности», получило распространение безмерное прославление личности и гениальности Сталина. Илья Эренбург писал: «В представлении миллионов людей Сталин превратился в мифического полубога; все с трепетом повторяли его имя, верили, что он один может спасти Советское государство от нашествия и распада». Религиозное восхваление Сталина деформировало сознание людей, их образ мышления, оказывало парализующее влияние на духовный облик общества. Атмосфера постоянного террора и подозрительности отравляла человеческие взаимоотношения.



Все это являлось особенным контрастом по сравнению с революционными экспериментами и инициативами. Обыденное мышление людей пронизывал страх, выражавшийся в обязательных канонах культа. Слова Сталина «Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее» превратились в плакатный лозунг. Однако во всем мире Сталин представал как личность, которая ведет борьбу против собственного культового восхваления. Он был решительно против издания книги «Рассказы о детстве Сталина» (приложение).
Диктаторская роль Сталина с середины 30-х годов приобрела неограниченные масштабы и в духовной жизни. Вместе с числом жертв судебных процессов и репрессий увеличивалось количество произведений культуры, которых ждало уничтожение или полное забвение. Ставилась задача проведения «профилактической» цензуры, приступили к «большой чистке» литературы. Из библиотек были изъяты все издания, которые разрушали миф о величии вождя.
Волна процессов и репрессий взметнулась высоко, имели место случаи сопротивления, пусть и единичные и вовсе неэффективные. Отдельные случаи протестов имели место, несмотря на то, что при этом люди рисковали собственной жизнью. Так, после ареста маршала Тухачевского старый большевик Н.Н. Кулябко, рекомендовавший его в партию, немедленно написал протест на имя Сталина. Ответом был арест самого Кулябко. После ареста физика Бронштейна протестовали такие известные люди, как А.Ф. Иоффе, И.Е. Тамм, С.Я. Маршак, К.И. Чуковский.
Имели место случаи, когда некоторые люди признавались невиновными в инкриминируемых им преступлениях. В этих случаях Сталин вмешивался в дело и снимал тех, кто был виновен в нарушении законности. Был снят со своего поста «железный нарком» Ежов. Поиски «козлов отпущения» становились регулярными. Сталин всегда умел найти виновных в совершенных «ошибках» и тем самым направлял недовольство народа в определенное русло. Сталин нанес неисчислимый ущерб народу тем, что систематически и сознательно препятствовал развитию любых тенденций, стремящихся ограничить его личную власть.



Международная обстановка ухудшалась. Ночные заседания Политбюро, военного руководства продолжались до 2-3 часов ночи. Сталин после 12 ночи редко вызывал к себе кого-либо. Исключение составляло его ближайшее окружение – Молотов, Ворошилов, Берия.
Сталин обычно давал возможность высказаться каждому, бросая иногда короткие реплики, а затем, в конце, не спеша резюмировал. Порой его решения резко отличались от мнения собеседников, однако это их не смущало. Готовясь к выступлению перед XVIII съездом партии, он отметил, что многие партийцы уже расстреляны. Сталина не беспокоили муки раскаяния. Ему казалось, что кровавая чистка, которая была проведена в партии и стране, стабилизировала общество. Вопреки целому ряду объективных признаков, свидетельствовавших об ослаблении партии, уничтожении интеллектуального слоя, усилении административно-директивных методов в жизни общества, Сталин продолжал считать исторически оправданным курс на ликвидацию «троцкистских и иных двурушников». С начала 1939 года он основное внимание стал уделять на внешнеполитические проблемы. Сталин спрашивал, чем же объяснить систематические уступки многих государств агрессорам? И отвечал: «Главная причина – отказ большинства государств от политики коллективной безопасности, переход на позицию невмешательства». Влияние Коминтерна слабело. Интернационалисты, люди, искавшие в СССР убежище от преследований реакции на своей родине, попали в жернова карательной машины. Особенно циничными были действия Сталина по отношению к Коммунистической партии Польши. Все руководство было уничтожено. Сталин по-прежнему настаивал на своей оценке социал-демократии, ставил ее, по существу, на одну доску с фашизмом. Во всяком случае, спад революционной волны в мире он объяснил, прежде всего «реформизмом» и «предательством» социал-демократов. Советуясь со своим окружением по международным вопросам, Сталин прислушивался лишь к Молотову. Совместно с ним он сформулировал «задачи партии в области внешней политики», которые изложил на XVIII съезде партии. Западные государства были настроены против России и не выдвинули концепции четких военных действий против Германии. Наиболее недальновидные политики прямо говорили: пусть Гитлер совершит антикоммунистический поход на восток. Будучи прагматиком, Сталин отбросил в этот момент идеологические принципы. Он, при всей своей исключительной осторожности, не боялся ответственности, уверовав в свою непогрешимость. Сталину некогда было думать, что скажут об этом шаге потомки, что скажет история. На пороге стояла война. Нужно было любой ценой отодвинуть ее начало. В этот момент у Сталина было три варианта решения: 1) договориться с Англией и Францией; 2) заключить пакт с Германией; 3) остаться в одиночестве. Но у Лондона и Парижа не было желания идти на сближение с СССР. Германское правительство согласилось вести переговоры об улучшении политических взаимоотношений. Сталин надеялся, что пакт о ненападении создаст поворот к улучшению отношений с Германией. Сталин в какой-то момент поддался нажиму фюрера, утратил инициативу, не оценил в полной мере всех последствий. В немалой степени на него повлияло состояние армии после погрома 1937-38 годов, которое стимулировало наглость Гитлера. 23 августа 1939 года пакт о ненападении был подписан. Каждая из сторон считала, что она выиграла.



Сталин получил выигрыш около двух лет. Особенно циничными выглядят договоренности Сталина с фюрером о судьбе польских земель, равносильные сговору с Гитлером о ликвидации независимого государства. Сталина уличали в непоследовательности и заигрывании с Гитлером, но ведь он же сделал шаг к пакту с Берлином на год позже англичан и французов. В узком кругу этот пакт Сталин так оценивал: «Это договор с сатаной, которого мы должны удушить». Во многих компартиях решение о пакте вызвало замешательство, было представить, что возможно какое-либо соглашение с фашистами. Война с Польшей началась. Советское правительство отдало распоряжение командованию Красной Армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии. Идя на сближение с Германией, Сталин намеревался вернуть земли, утраченные Советской Россией в годы гражданской войны. «Вождь», ободренный первыми удачными шагами по укреплению западных рубежей, обратил внимание и на северо-запад. Его беспокоила близость к советско-финской границе к Ленинграду и явное тяготение Финляндии к Германии. Сталин был уверен, что стоит ему предъявить ультиматум и начать боевые действия, как финское правительство тут же примет его условия. 30 ноября 1939 года начались военные действия. Бесславная война привела Советский Союз к международной изоляции. В марте 1940 года советско-финляндский мирный договор был подписан. Сталин был раздосадован. Весь мир узнал низкую готовность Красной Армии к войне. Война, продолжавшаяся 104 дня, не принесла лавров ни армии, ни Сталину. Победа, достигнутая большой ценой, была равносильна моральному поражению. Это понимали и Сталин, и Гитлер. Каждый сделал выводы. Но у Сталина оставалось меньше времени для задуманного. К нему пришла неведомая в последние годы неуверенность. С этого момента он непрерывно муссировал одну идею: «Если Гитлера не спровоцировать, он не нападет». Когда советские пограничники сбили немецкий самолет нарушитель, Сталин лично дал указание извиниться.



Воюющая Германия получила невоюющего фактически союзника. В Берлине почувствовали это быстро. Сталину была теперь уготована роль ожидающей стороны. При всей своей подозрительности он передоверился Гитлеру и совершил ряд однозначно опрометчивых шагов. Наиболее крупной, принципиальной ошибкой явилось заключение 28 сентября 1939 года «Германско-советского договора о дружбе и границе между СССР и Германией». В ходе переговоров была зафиксирована «дружба» между социалистическим государством и фашистским режимом. Это еще больше обескуражило и дезориентировало антифашистские силы во всем мире, в известной мере связало руки самому Сталину в осуществлении необходимых шагов по укреплению обороноспособности страны. Есть доказательства, что Сталин еще до начала войны почувствовал и понял политическую ошибочность этого шага. Договор «о дружбе» был результатом переоценки Сталиным собственного анализа, отсутствия прогностического видения. Он в своем стремлении не допустить войны преступил последнюю идеологическую грань, что имело далеко идущие отрицательные последствия. Время политических маневров кончилось. В любой момент Гитлер мог развязать войну. Сталин торопился, начал осознавать неизбежное нападение. Он дал указание об увеличении слушателей военной академии, создании новых училищ, военных курсов. Чувствовалась нехватка командиров высшего эшелона власти. Сталин делает акцент на наступательных действиях. Сталин, при всей незаурядности его ума, военную теорию знал слабо. Сталин дал указание Тимошенко лично убедиться в реальной боеготовности и боеспособности войск. В ходе инспекционных поездок выявились многочисленные серьезные нарушения. Сталин в последние два года пытался добиться не только крупного количественного роста Красной Армии, но и качественного улучшения всей военной машины. Однако сроки этой реорганизации исходили из ошибочной посылки: войну удастся предотвратить или отодвинуть. У Сталина была уверенность, что именно он обведет Гитлера вокруг пальца, хотя все вышло как раз наоборот.



Война стучалась в дверь, а производство новейших образцов оружия и боевой техники только разворачивалось. Плохо обстояло дело и с авиационной, и с танковой техникой. Военные заводы переводились на режим военного времени, ужесточалась дисциплина. В последние два месяца перед войной Сталин получил немало сообщений разного рода информацию о прямой подготовки Германии к нападению на СССР. Предупреждения шли по линии разведки, от дипломатов, друзей, от правительств США и Англии. Черчилль в апреле 1941 года специальное послание Сталину о крупных перемещениях германских войск на восток. Сталин, полагая, что британский премьер хочет столкнуть его с Гитлером, попросту отмахнулся от этой информации.
Сталин в последние месяцы перед войной переоценил возможности дипломатии. Когда было уже ясно, что Гитлер направляет войну на восток, он все еще цеплялся за заявления ТАСС, письма, не решаясь быстро привести войска в состояние полной боевой готовности. Переход от тайной и ублажающей Гитлера дипломатии к решительным военным шагам оказался для Сталины страшно трудным. Позднее Сталин нашел в себе силы признать, что были ошибки и просчеты в политике, которые допустило правительство. Но он ни разу не признал собственные ошибки. Главная причина просчетов, ошибок коренится в единовластии. Хотя Сталин, субъективно, ставил перед страной, партией благие цели, их реализация и осмысление не были выстраданы коллективным разумом, не явились результатом противопоставления различных точек зрения. Своим единовластием «вождь» невольно перекрывал каналы поступления объективной информации, оригинальных предложений, нестандартных решений. Ему, как правило, говорили то, что он хотел слышать. Часто пытались угадать его желания. Отсутствие демократической и истинно коллегиальной формы выработки и принятия ответственных решений обедняло, ограничивало интеллектуальные возможности власти. Сталин не обладал даром предвидения, способностью приподнять завесу над грядущим и заглянуть за горизонт сегодняшнего бытия. Он продолжал пристально вглядываться в настоящее, находясь под гипнозом желаемого. Концентрация политической власти в руках одного человека может привести к тому, что нравственный, волевой, интеллектуальный изъян, который у простого человека выглядит лишь как его личная слабость, у руководителя такого масштаба, как Сталин, приобретает судьбоносное значение.



Когда началась война, Сталин ощутил растерянность и неуверенность. Он привык к тому, что события развивались в соответствии с его волей. Была злоба на всех – его так жестоко обманули, тревога перед неизвестностью. Когда утром 22 июня встал вопрос, кто обратится к народу с сообщением о нападении гитлеровской Германии, то все, естественно, повернулись к Сталину, но тот неожиданно отказался. Почти не раздумывая. Отказался решительно. Сталин не знал, что сказать народу, ведь воспитывали народ в духе того, что войны не будет. Сталин всегда исключал риск, который мог бы поколебать его авторитет. К исходу месяца Сталин, осознав, наконец, масштабы стремительной угрозы, на какое-то время просто потерял самообладание и оказался в глубоком психологическом шоке.
Сталин не знал, что на фронтах в эти первые дни войны царили полная неразбериха и хаос. Многочисленные документы Ставки, датированные концом июня, не зафиксировали для истории каких-либо энергичных мер, шагов, действий Сталина, направленных на решительное овладение положением. И только 3 июля Сталин выступил по радио с обращением к стране. В июле и августе Сталин сосредоточил в своих руках всю полноту власти. В первый период войны Сталин работал по 16-18 часов в сутки, осунулся, стал еще более жестким, нетерпимым, часто злым. Каким бы ни было наше отношение к Сталину сегодня, нельзя не признать нечеловеческого по масштабам и ответственности объема работы, которая легла на его плечи. Если хозяйственные, политические, дипломатические вопросы во многом взяли на себя члены Политбюро и ГКО, то военные и военно-политические проблемы приходилось решать в основном ему, что привело к многочисленным просчетам.



К счастью, в составе Генерального штаба быстро выдвинулась и проявила себя целая плеяда выдающихся военачальников. Сталин, анализируя соотношение сил, очень увлекался подсчетом количества дивизий, других военных сил и средств. Но при этом упускал качественную сторону процесса: укомплектованность боевой техникой войск, их сплоченность, обученность личного состава. Сталин при наличии сильной воли и негибкого ума не мог опереться на профессиональные военные знания. Он не знал военной науки, теории военного искусства. Он доходил до всех премудростей стратегии множеством проб и ошибок. Опыт гражданской войны, в которой он участвовал, был явно недостаточен для человека, занимающего пост Верховного Главнокомандующего. Будучи дилетантом в военном деле, Сталин исподволь учился и уже во время Сталинградской битвы, как писал Г.К. Жуков, «хорошо разбирался в стратегических вопросах». Самое большое влияние на Сталина, как на военного деятеля оказали Шапошников, Жуков, Василевский, Антонов. Под их воздействием кровавых будней войны он постигал азбучные истины оперативного искусства и стратегии. И если в первой дисциплине он так и остался на уровне посредственности, то в стратегии преуспел больше.
Большое уважение Сталин испытывал к маршалу Б.М. Шапошникову. Сталин почувствовал свою военную «мелкость» перед эрудицией и логикой маршала, его умением терпеливо убеждать человека. Жесткая, бескомпромиссная природа Сталина пасовала перед интеллектом, выдержкой, культурой старой русской военной школы. Шапошников, видя дилетантскую подготовку Сталина, не затрагивая достоинства Верховного, тактично и в то же время настойчиво предлагать принять те или иные меры. У Сталина не было «любимчиков». Просто он полагался на одних людей больше, на других меньше. Принимая решение о судьбе военачальника, он не брал в расчет какие-либо моральные соображения – близкое знакомство, старые симпатии, былые заслуги. Для него не всегда имело значение, что «нашептывало» окружение, за исключением, может быть, Берии.
После окончания войны Сталин предпочитал говорить только в плоскости злодеяния фашизма. О собственных промахах не сказал ни разу. К бесконечной череде эпитетов – «великий вождь», «мудрый учитель», «непревзойденный руководитель», «гениальный стратег», добавился еще один – «величайший полководец». Но он не был полководцем. Он был политическим руководителем – жестким, волевым, целеустремленным, властолюбивым, который в силу исторических обстоятельств вынужден был заниматься военными делами.



После войны Сталин понимал, что его авторитет – до войны непререкаемый только внутри страны, да еще в Коминтерне, - стал международным, всемирным. Лидеры западных держав при личных встречах, в ходе обширной переписки воздавали ему хвалу. Трумэн и Черчилль пригласили Сталина на встречу в Потсдаме. Сталин опоздал, чтобы подчеркнуть свою значимость. Великого вождя можно и нужно ждать. Этот психологический прием он применил не однажды. Вечером «большая тройка» начала делить плоды Победы в Европе. Это оказалось проще, нежели сохранить этот союз надолго.
Временами Сталину казалось, что за столом – не союзники, а давние соперники, пытающиеся урвать побольше от пирога, который вместе испекли. На поприще политики у партнеров были слишком разные позиции, но в целом Сталин был доволен итогами переговоров. Великая Победа окончательно превратила Сталина в земного бога. Но до свободы от сталинизма было еще далеко. Люди хотели жить лучше, без страха и понуканий. Сталина по-прежнему превозносили, славили, поклонялись, но в то же время верили, что не будет больше насилия, бесконечных кампаний, постоянных жестких нехваток самого необходимого.
Но фактически курс, взятый Сталиным после войны – это курс на тотальную бюрократию. Многие ведомства стали носить погоны. Создавались все новые организации, главной задачей которых был контроль над исполнением указаний и решений. Чтобы намертво «закрепить» колхозника на селе, его лишили паспорта. Ссылки и высылки продолжались до конца 40-х годов, и ведомство Берии не оставалось без работы. В обиход вновь вошли утомительные ритуалы славословия «вождя». По-прежнему крайне опасной была откровенность даже с близкими людьми. Никто не мог иметь своего мнения, отличного от официального. Сталин сознательно и решительно консервировал созданную им Систему. Люди смогут спустя годы сказать – абсолютная власть развращает абсолютно.
Победа над фашизмом укрепила единовластие и культовое поклонение единодержцу. Для народа он стал Мессией. Но слепая вера одновременно обессиливала народ, долго лишенный истины и справедливости.
После войны народ бедствовал, голодал. Эти сентенции Сталина интересовали уже меньше: он всегда считал, что без больших жертв невозможно построить социализм и восстановить державу. Сталин всегда излагал в своих директивах свой основной принцип: достичь цели, не считаясь с жертвами. Для человека, избавленного от любых форм критики, ценность человеческой жизни не имела никакого значения.



Сталин любил тайны. Большие и маленькие. Но больше всего он обожал тайны власти. Их было немало. Часто они были жуткими. Самая большая его тайна – он сумел стать символом социализма. Многое позитивное, что родилось в обществе, стало реальностью прежде всего не благодаря, а вопреки Сталину.
Постоянная «тайна» воздействия на общественное сознание заключалась в поддержании непрерывного напряжения в обществе. Сталин знал еще одну «тайну» управления общественным сознанием: важно внедрять в него мифы, штампы, легенды, которые основываются не столько на рациональном знании, сколько на вере. Людей приучали верить в абсолютные ценности «диктатуры пролетариата». Ритуальные собрания, манифестации, клятвы делали их частью мировоззрения. Уверенность, основанная на истине, подменялась верой. Люди верили в социализм, в «вождя», в то, что наше общество – самое совершенное и передовое, в безгрешность власти.
Существует еще одна тайна, которую едва ли когда удастся полностью раскрыть: смерть жены Сталина. Среди личных тайн – одна, связанная со старшим сыном Яковом. По ряду свидетельств, есть основания предполагать, что делались одна-две попытки организовать побег из плена Якова Джугашвили. Сталин боялся, что фашисты могут «сломать» его и использовать против отца.
Еще одна «тайна» Сталина. Он боялся покушений. Окружение знало об этом патологическом страхе и боялось навлечь на себя подозрения, которые могли стать роковыми.
Закрытость общества начинается с руководства. Сталин здесь многого добился. Свету гласности предавалась лишь малая толика его жизни. В стране были миллионы его портретов, скульптур, но народ его совсем не знал. Сталин умел хранить втайне силу своей личности, давая народному обозрению лишь то, что предназначалось для ликования и восхищения. Все остальное было укрыто невидимым саваном.



К 70-летию Сталина члены Политбюро намекали «вождю», что его ждет награда. Но его это уже не занимало. Он, казалось, пересытился славой, но не пересытился властью. Для простых людей награда имеет большое значение, а для него она имела значение «обратное»: Ставит в ряж многих таких же награжденных.
После юбилея Сталин стал «сдавать» быстро. Все время держалось высокое давление. Но он не желал обращаться к врачам, просто не доверял им. Он просто боялся смерти, так же как всю жизнь боялся покушений, заговоров, диверсий. Его дочь писала позднее, что отец чувствовал себя истощенным, забыл все человеческие привязанности, его стал мучить страх, превратившийся в последние годы жизни в настоящую манию преследования – его крепкие нервы в конце концов расшатались. Раньше он почти никогда не думал о своих детях. Было просто не до этого. Он их по сути не знал. Со смертью Якова исчезло вечное раздражение, когда он слышал имя старшего сына. С Василием спокойно разговаривать не мог. Он чувствовал, что сын держится на службе лишь благодаря своей фамилии. За последнюю четверть века он ни разу не истратил ни рубля, не был ни в одном магазине, не знал, как живут люди на скромную зарплату и едва-едва сводят концы с концами. Для него давно деньги стали ничем.
Жизнь Сталина свидетельствует о том, что отсутствие гармонии между политикой и моралью всегда в конечном счете приводит к краху. Исторический маятник событий в нашей стране поднял Сталина на высшую точку и опустил его до низшей. Человек, верящий только в могущество насилия, может идти лишь от одного преступления к другому.


Создан 07 авг 2006



  Комментарии       
Всего 1, последний 5 лет назад
н8нщж 10 апр 2011 ответить
я атвдюяфдшгпнор фшщп
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
 
Сервис по отслеживанию посылок Google+ PR-CY.ru